РУССКИЙ МИР ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ «ГОЛОСОВ»

Очередной спектакль театра «Inspire» на сцене «Взмаха крыла»

#ВсёОдинцовоПлюс #ТеатральныйЦентрЖаворонки#ВзмахКрыла

Второй сезон подряд в форуме молодёжных театральных коллективов «Взмах крыла» в Театральном центре «Жаворонки» участвует Русский Молодёжный театр «Inspire» из латышского города Огре. Реалии сегодняшнего дня таковы, что российский зритель мало что знает о театральной и вообще культурной жизни бывшей прибалтийской республики. Поэтому гости из Латвии, естественно, пользуются повышенным интересом и на театральных подмостках форума, и вне сцены.

В короткий перерыв между фестивальными спектаклями мы познакомились с двумя молодыми актёрами, представляющими «Inspire» на фестивальной неделе «Взмаха крыла». Это Алексей Карпов и Валерия Винокурова. Им по 18 лет. Кстати, Валерия отпраздновала свой день рождения несколько дней назад, здесь, на фестивале. У Валерии в роду русские и латыши, у Алексея – белорусы и поляки, но оба они ощущают себя русскими, во всяком случае представителями так называемого Русского мира.

ххх

– Алексей, расскажите немного о своём городе и о своём театре. Правда ли, что в школах Латвии уже не изучают русский язык? Как существует Русский театр в современной Латвии?

– Огре – небольшой город примерно в 30 километрах от Риги. При Советском Союзе там работал большой трикотажный комбинат. Сейчас город пытается развивать такое направление, как эко-туризм. Действительно, русский язык изучается в школах Латвии только как иностранный, а всё обучение ведётся уже на латышском. Но так как в городе много русских, наш театр, выросший, кстати, из школьного, востребован. Конечно, он никем не финансируется. Мы существуем за счет собственных средств. Вот и на фестиваль приехали на свои деньги.

ххх

Спектакль «Голоса», который привезли на фестиваль «Взмах крыла» артисты Русского Молодёжного театра «Inspire», основан на произведениях Бориса Васильева, Виктора Розова, Василия Гроссмана, Роберта Рождественского и других авторов.

Спектакль состоит из небольших новелл, которые сменяются или дополняются хореографическими и вокальными номерами, а также видеорядом. Это примерно такая же схема построения спектакля, как и в другой работе, которую привезли на фестиваль молодые латышские артисты – «Человек в картинках» по рассказам Рэя Бредбери.

Но если спектакль по рассказам американского писателя, классика научной фантастики, был принят в Театральном центре «Жаворонки» с интересом – скажем так, то на «Голосах» зрители плакали, некоторые новеллы встречались аплодисментами, а в конце спектакля люди аплодировали стоя. 

ххх

– Виктория, есть ли разница в том, как принимают спектакль в Латвии и в России? Кто ваш зритель в Латвии, в Огре и в других городах, где вы бываете со спектаклями? Только русские или латыши тоже?

– В основном русские, конечно. В Латвии много людей, которые не говорят на русском, но очень хорошо понимают его. Кстати, и у нас в труппе есть люди, которые не говорят по-русски. Но в последнее время, как нам кажется, появился интерес к нашему театру и у латышей. В России мы выступали только на форуме «Взмах крыла». Конечно, здесь нас принимают гораздо теплее, душевнее. Вообще, мы чувствуем большой интерес к себе – к нам обращаются зрители, о нас пишут в газетах, показывают по телевидению. И это очень приятно.

ххх

В рецензии на «Молодую гвардию» по роману Александра Фадеева в исполнении ещё одного участника фестиваля – Московского Молодёжного театра под руководство В. Спесивцева – я писала о том, что использованные в спектакле военные песни и песни о войне являются как бы скрепами, объединяющими поколения.

В отношении спектакля «Голоса» можно говорить о скрепах, объединяющих не только поколения.

Вот, например, одна из новелл. Беззаботный летний воскресный день. Танцуют девушки, спешат на свидание влюблённые, мама выходит на прогулку с ребёнком. И вдруг голос Левитана: «Сегодня, 22 июня 1941 года, без объявления войны…»

Казалось бы, этот сценический приём использовался уже в десятках театральных постановок и кинофильмов. И всё равно задевает, всё равно наворачиваются слёзы, всё равно с волнением смотришь на сцену, где собираются у репродуктора люди с суровыми лицами.

Как ни пафосно прозвучит, но это часть генетического кода всех, кто относит себя к Русскому миру, в том числе и молодых ребят из Латвии.

ххх

– Алексей, как принимают ваш спектакль в Латвии? Нет ли какой-то цензуры? Насколько востребовано в сегодняшней Латвии обращение к теме Великой Отечественной войны?

– В Латвии категорически запрещено использование какой-либо советской символики. Совершенно невозможно было бы выйти на сцену в красноармейской форме или, скажем, с георгиевской ленточкой. За это на нас были бы наложены большие штрафы. Всё это приходится учитывать. Но в спектакле мы стараемся не затрагивать политику. Нас больше интересует психология. А главная мысль спектакля: то, что произошло, никогда не должно повториться.

О СТЕПАНОВА.
Фото автора.

Яндекс.Метрика